Dafna

Предпросмотр Вложение Размер
bernini_apollo.jpg bernini_apollo.jpg 16.06 КБ


Dafna

В мифах Древней Греции Дафна - символ перевоплощения.

Да́фна (греч.) Dapnn - "лавр"

Превращение Дафны считается выражением возможности всеобщего изменения в природном мире.

По преданию Дафна была дочерью земли Геи и речного бога Пенея.
История любви бога Аполлона к Дафне рассказана Овидием. Аполлон преследовал Дафну, давшую слово сохранить целомудрие подобно Артемиде. Тогда Дафна взмолилась отцу о помощи, и боги превратили её в лавровое дерево, которое тщетно обнимал Аполлон, сделавший отныне лавр своим священным растением и ставший с тех пор носить на голове лавровый венец.

В Дельфах победителям на состязаниях давались лавровые венки. О священном лавре на Делосе упоминает Каллимах. На празднике Дафнефорий в Фивах несли лавровые ветви.

Посвященным на мистериях растолковывали истинное значение мифа. Погоня Аполлона за нимфой символизирует добычу знаний, которые не даются легко; то, что он настиг ее на берегу реки (нимфы – дочери речных богов, в отличие от нереид – дочерей бога океанов) – значит возвращение к истокам, корням ради постижения истины, ну а то, что Аполлон выбрал лавр своим атрибутом – конечное торжество разума над диким, животным началом, во что верили древние греки.

О прорицаниях из самого дерева лавра сообщает Гомеровский гимн.

Так же дева и бог, — тот страстью, та страхом гонимы.
Все же преследователь, крылами любви подвигаем,
В беге быстрей; отдохнуть не хочет, он к шее беглянки
Чуть не приник и уже в разметенные волосы дышит.
Силы лишившись, она побледнела, ее победило
Быстрое бегство; и так, посмотрев на воды Пенея,
Молвит: «Отец, помоги! Коль могущество есть у потоков,
Лик мой, молю, измени, уничтожь мой погибельный образ!»
Только скончала мольбу, — цепенеют тягостно члены,
Нежная девичья грудь корой окружается тонкой,
Волосы — в зелень листвы превращаются, руки же — в ветви;
Резвая раньше нога становится медленным корнем,
Скрыто листвою лицо, — красота лишь одна остается.
Фебу мила и такой, он, к стволу прикасаясь рукою,
Чувствует: все еще грудь под свежей корою трепещет,
Ветви, как тело, обняв, целует он дерево нежно,
Но поцелуев его избегает и дерево даже.
Бог — ей: «Если моею супругою стать ты не можешь,
Деревом станешь моим, — говорит, — принадлежностью будешь
Вечно, лавр, моих ты волос, и кифары и тула».

Записаться